Дмитрий Боляков (dimabolyakov) wrote,
Дмитрий Боляков
dimabolyakov

Category:

Бой за умирающую красоту



Зов таинственной красоты становится все тише, остаются лишь низменные инстинкты и вера в силу машин. Творческая интеллигенция проигрывает бой за соединение светлого разума с буйной природой — позволила освободить природу, дала волю более живучим паразитам и сорнякам, нарушила табу на сцене, хорошо понимая, что это зальет Землю кровью. Они заплатят за это — станут шутами, но нам от этого не легче.Другая крайность — трансгуманисты, которые верят, что с помощью науки человечество раскроет тайны природы, преодолеет физиологические ограничения и построит свой идеальный мир. Порой даже зрелые люди верят, что технический прогресс удовлетворит потребности человека, а значит — сделает его счастливым.

Прогресс идет... только немного заблудился. Автоматизация работ и вычислительные машины должны были высвободить время человека для саморазвития, но запрягли его в узду ускоряющегося производства ради обогащения извращенных элит. Телевидение — величайший прорыв, позволяющий моментально обмениваться информацией, превратилось в средство массовой манипуляции и рекламы. Создание виртуальных миров служит не моделированию действительности для благого преобразования, а изоляции людей от жизни. Повышение продолжительности жизни больше походит на болезненное оттягивание смерти — средний возраст европейского жителя стремительно приближается к старости, а попытки сохранения вечной молодости породили зловещий рынок трансплантации органов, который процветает в горячих точках. Вся космическая сфера направлена на создание новых видов вооружений и повышение обороноспособности. Не до космических путешествий — тут как бы не взмыть в космос на ядерных грибах. Вот он — стимул прогресса.

В поэме «Фауст» Гёте писал о попытках разгадать тайны с помощью техники:

Естествоиспытателя приборы!
Я, как ключи к замку, вас подбирал,
Но у природы крепкие затворы.
То, что она желает скрыть в тени
Таинственного своего покрова,
Не выманить винтами шестерни,
Ни силами орудья никакого.

И что? Наши «разумные» капиталисты, увидев, что сухой материализм летит в пропасть, сделают выводы? Нет. Апологеты личной выгоды изваляются в грязи склок и подковерщин, изуродуют свою душу и тело ненавистью, цинизмом и безразличием — останется лишь холодное опустошение и безнадежность. Попытаются согреться с помощью другой жизни, но остудят чрезмерным рационализмом и её, потому что любовь не терпит запаха денег, счастье нельзя взять — его можно только дать. А потом, эти «высоконравственные» эгоисты, проигрывая бой за человеческое счастье, проклянут весь мир.

Психологию людей, живущих в «частном» мире, описывал Горький:

Это те, кто «...личное, в сущности ничтожное, горе стремится выдать за мировую скорбь, пустую слезу — за жемчужину исстрадавшегося сердца, кто внутреннюю пустоту принимает за пустоту жизни, кто гибель надежды личного благополучия и счастья считает гибелью счастливой жизни вообще, кто, чувствуя, что он — тонет и что иссыхает насиженное тёплое болотце его ограниченного мира, — думает, что погибает не он, а весь необъятный мир. Чувствуя, что дни его сочтены, он, этот солитёр, начинает кричать, визжать, брюзжать, и этот визг буквально слышится повсюду».

Не это ли брюзжание и постоянный поиск недостатков в стране, народе и истории мы наблюдаем у представителей либеральной интеллигенции?

Трансгуманизм является естественным следствием неолиберального цинизма, где главная цель — овладеть природой, подчинить ее своей больной фантазии. Они сделали своим богом технический прогресс, забыв, что главной целью является воспитание благородного человека:

«Человек в наши дни должен быть (и становится) настолько большим, чтобы видеть всю страну, чтобы жить жизнью всего нашего необъятного Союза, а между тем мы всё ещё остаёмся в своих углах, видим одни и те же улицы и лица, одни и те же стены и крыши, видим постоянно один и тот же горизонт. А когда мир суживаетя до такой стены, то непомерно сильно вырастает своё „я“, возвышаясь до царственного положения. Чтобы каждый отказался думать, что „земля вертится вокруг него“ и что солнце опускается на его поле, чтобы перестал он чувствовать и считать себя „солью земли“ для этого необходимо раздвинуть мир, в котором он живёт, разорвать узкий горизонт видимого ему мира, усилить его глаза и уши, удлинить руки и ноги, увеличить мозг, то есть сделать его постоянным жителем гораздо более широкого коллектива, оторвав его от мерзкой скорлупы, и возвысить человека до осознания величественной силы физической и умственной деятельности подлинного коллектива.

Теперь нужно сделать доступным человеку сравнивать свои лишения с лишениями многих, свою нужду с нуждой всех, свои достижения с достижениями всего Союза. Нельзя отдаться пассивному ожиданию прихода „всеспасающей техники“, нельзя потому, что и техника, в конце концов, — застывший труд, нельзя и потому, что просвещение и культура представляют рычаг огромного значения, чтобы поддерживать среди всех строителей нового общества (строящих в различных, неимоверно отдалённых уголках) постоянную жажду к деятельности, необходимо каждому из строителей предоставить жить и радоваться достижениями трудящихся всей страны»

Но эти идеалы Советского Союза осознанно упростили и уничтожили. Мечты об астрогородах превратились в ад высоких технологий в руках озлобленных людей, потому что перестали заниматься развитием человека. А развитие человека — это преодоление стремления к личной выгоде ради достижения выгоды общечеловеческой — построение высоконравственного общества, где каждый его обитатель получит нечто большее — станет своим среди миллионов родственных душ.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments