Дмитрий Боляков (dimabolyakov) wrote,
Дмитрий Боляков
dimabolyakov

Category:

Желтые бабочки смерти



В современной культуре преобладают темные образы. Это не удивительно, ведь зловещая тайна притягивает неискушенные умы сильнее, чем колокольный звон. Связано это с ужасом перед непреодолимой смертью. Перед лицом неизбежности каждый пытается заглянуть в него, чтобы лучше понять и, возможно, облегчить встречу.

В фильме «Седьмая печать» Ингмар Бергман мучительно ищет ответ на вызов смерти. Режиссер показывает обреченность «подлунного мира»: герой пытается зацепиться за земные прелести, продлить наслаждение и сохранить их в памяти. Но земная красота изменчива и скоротечна, а смерть неминуемо идет по пятам, отравляя наслаждение земной жизнью. Лучшее, что удается сделать герою, это сыграть со смертью в шахматы, чтобы оттянуть время, отвлечь ее взор от невинных людей и продлить им жизнь. Несмотря на эту христианскую жертву, фильм пропитан обреченностью.

Бессмысленность жизни от отпуска к отпуску и утрата высших целей способствуют побегу от реальности. Эта обреченность является определяющей и в современном искусстве. Человек, который не может что-то изменить, принимает неизбежное, смиряется, и даже начинает наслаждаться. Попытка полюбить смерть, как освобождение от бренной жизни — вот главный тренд современного кино.

Смирение, болезненная сентиментальность и декадентская любовь — это все, что осталось от человека в современном артхаусе. В статье Марии Рыжовой «Культура смерти и смерть культуры» подробно разобрана киноиндустрия смерти с целью дать свой на преобладающее упадничество.

Tags: Бергман, Смерть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment