Dmitry (dimabolyakov) wrote,
Dmitry
dimabolyakov

Categories:

0 км/ч: Смысл серии Рыбная ночь. Любовь, смерть и роботы



Любовь, смерть и роботы является цельной антологией, показывающей главы единой философской системы. В «Рыбной ночи» за простым сюжетом скрыт целый мир.
Действие происходит в пустыне, которая превращается в древний океан — эти два образа часто используют в мифах и библейских историях для описания пространства, которое находится между мирами.

На мистически-духовное содержание указывает буквально всё: от названия — до образов и диалогов. Сын бросает кости, что указывает на то, что он полагается на волю судьбы. Перед поднятием наверх он сбрасывает всю одежду — это напоминает выход души из «оболочки». «Взлёт» происходит на камнях с подобием костра из золотых рыбок. А мы помним, что через костёр и дальнейшее плавание в некоторых традициях осуществлялись похоронные церемонии отправки души в другой мир. После взлёта тело меняет цвет — становится туманно-оранжевым.

Это история про похищение души, так как в конце не было тела. Это не значит, что он не погиб в реальности, но сюжет отражает идейную суть процесса. Реальность не менее трагична, и отец действительно потерял сына, но при другой скорости течения времени. Подобную игру на прообразах из мира снов я раскрывал при описании серии «Свидетель».

Вероятно, вся серия — это сон или предсмертный миг, в котором отражается суть прожитой жизни. Вот только чей это сон, отца или сына?

В рассказе Лансдейла роли меняются местами: на тот свет отправляется отец, а сын пытается его остановить. Но режиссёрская корректировка сюжета точна, потому что речь идёт не о христианской культуре, где Авраам сохраняет сына, — действие показывает суть капитализма, исполняется культ Золотого тельца. Молоху в мистическую жертву приносили детей, тьма забирала молодых для плодородия. Это процесс не только физический, но и духовный — все творчески-светлые мечты, молодость души, мы должны задушить в себе ради выживания.

Есть два вида утраты детей на духовном уровне: при первом ребёнок становится закостенелым взрослым раньше времени, при втором, если душа умудрилась остаться молодой, — человека похищает мир грёз. В наше время детей утаскивают прямо из дома через подобные произведения — открывают дверцы в пространства, к которым неокрепшая психика не готова.

Молодые «теряют корни» и взмывают ввысь под бессильные просьбы родителей остановиться. Не только молодые, многие бегут от циничной действительности под «покрывало иллюзий», сюда можно отнести все виды эскапизма — от алкоголя и наркотиков до виртуальных миров.

К вопросу о волшебных мирах — есть художественный образ «дикого сада», философская суть которого раскрыта в сериале «Мир дикого запада». Это мечта о гармонии, о месте бесконечной любви и покоя, туда попали Мастер и Маргарита (Булгаков «МиМ»). И, возможно, у людей в подсознании живёт мечта, что всё-таки «райский сад» существует. В каком виде и в каком пространстве — это вопрос отдельный.

К подобной мечте, к хрустальному королевству огней прикасаются герои серии. Они заглядывают в вечность. Это берег серебристой луны, перед которой красовался Иосиф около колодца в Ветхом Завете, а отец — Иаков строго его предостерегал, так как знал, что «оно» похитит у него сына (что в итоге и произошло).



Мечты, которые живут в подсознании, не безобидны и имеют свойство пролезать как клоун в действительность и похищать. Спасти может только внутренний нравственный запрет. Адаму запрещено вкушать плоды познания смерти. Мальчику нельзя дать собрать слово «вечность» из льдинок. Наш герой оказался по-детски доверчивым, и никто не пришёл ему на помощь.

Зато Иосиф был мудр и всё понимал, но слишком сильна была тяга поддаться очарованию луны. В итоге он выпутался, но цена за «невинное прикосновение» была огромной. И логично, что притяжение ночи тем сильнее, чем сильнее несправедливость дня.

Из этой истории нет выхода без потерь, выбор придётся делать каждому — либо погибает старик, как в рассказе Лансдейла, либо сын, как в одноимённом мультфильме режиссёра Ненова. Только в библейском сюжете про отца и сына кроется другая трагедия, и именно она пронизывает всю антологию «Любовь, смерть и роботы». Происходит болезненный выбор между безусловно любящей Матерью-Вселенной и строго воспитывающим духовно-отцовским началом, правда, Отец уже совсем не строгий, а мир его скучен, поэтому у Матери соперника не осталось.

В Ветхом Завете Авраам собирается принести в жертву Исаака, но новопостигнутый Бог останавливает его и сына заменяют овном. Дело в том, что овен — это не просто животное, это древний тотем предков Авраама, то есть он жертвует отеческим прошлым ради будущего. Но подобным образом Авраам разбирается не просто с прошлым, он приносит в жертву предшествующую матриархальную культуру — это времена, когда обожествлялась мать-природа. Между Матерью и Отцом Авраам выбирает Отца, и начинается патриархальная эра.

Характерно, что сына теряет торговец. Капитализм символизирует пусть и временное, но всё же поражение христианства — победила власть природной необходимости и на алтарь снова попал сын. Значит, всё опять зальёт океан?

Сын выбирает «растворение» в Матери-Вселенной — принимает круговорот вечности. Только, возможно, это не его выбор — это похищение очарованием.

В серии «За разломом Орла» ровно в такой же круговорот Греты попал Том, выпив запретного вина. В «Свидетеле» происходит неудачное «сватовство». В «Преимуществе Сонни» женщина объявила бой деградирующему миру мужчин — они позабыли, что свадьба на царской дочери небезопасна. Это распространённый мотив — в «Песни о Нибелунгах» Брюнхильда убивает своих женихов, если они «слабее» её.
Нечто древнее бросает вызов патриархальной цивилизации, утопающей в алчности. Как будто кто-то не прошёл испытания. Добро пожаловать на свадьбу!
Tags: 0 км/ч, Любовь смерть и роботы, Рыбная ночь, разбор, смысл
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments